Иран под владычеством монгольских завоевателей

Иран под владычеством монгольских завоевателей

Завоевание Чингис-ханом Ирана

После захвата Средней Азии войска Чингис-хана жестоко опустошили Хорасан, Афганистан и Мазендеран. Последний хорезмшах Джелал-ад-дин (1221—1231) некоторое время храбро сражался с завоевателями в Хорасане, и, хотя его усилия не встретили поддержки среди феодалов, ремесленники и бедная часть населения Мерва, Герата и других городов восстали и изгнали завоевателей. Однако Джелал-ад-дин не решился опереться на поддержку народных масс, в частности городских ополчений, и вскоре потерпел поражение.

В результате нашествия войск Чингис-хана многие районы Ирана были совершенно опустошены, оазисы превратились в пастбища для кочевников, а оросительные сооружения в своём большинстве были разрушены. Города Нишапур, Рей, Казвин, Хамадан и другие остались без жителей. Так, например, после всеобщей резни, произведённой завоевателями в Герате, где раньше было несколько сот тысяч жителей, случайно уцелело только 40 человек, а в сельском округе осталось не больше сотни жителей. Во многих местах Ирана всё поголовье скота было уведено или уничтожено.

Нашествие войск Чингис-хана рассматривалось современниками как катастрофа. «Сомнения нет, — писал персидский географ Хамдаллах Казвини в 1340 г., — что разруха и всеобщая резня, бывшие при появлении Монгольской державы, таковы, что если бы и за тысячу лет никакого другого бедствия не случилось, их всё ещё не исправить, и мир не вернётся к тому первоначальному состоянию, какое было прежде того события». Когда в 1236 г., при великом хане Угэдэе, было разрешено восстановить Герат (для этого туда вернули небольшую часть уведённых в Монголию пленных ремесленников с семьями), то первые поселенцы города прежде всего должны были заняться восстановлением оросительных каналов, а в пору пахоты все жители по двое запрягались в плуг, ибо не было рабочего скота.

Монгольское государство Хулагуидов

Завоевание Ирана монголами было завершено в 50-х годах XIII в. Великий хан Мункэ организовал для этого большую экспедицию под командованием своего брата Хулагу, который прежде всего взял одну за другой крепости исмаилитов в горах Альбурс (1256 г.). После этого, в 1258 г., Хулагу покончил с Багдадским халифатом Аббасидов, во власти которых с середины XII в. находился Нижний Ирак. Хотя по завещанию Чингис-хана Иран и страны Закавказья должны были войти в удел потомков его старшего сына Джучи, в действительности этими странами управляли наместники великого хана. Хулагу самовольно создал здесь пятый монгольский улус для себя и своих потомков Хулагуидов (1256—1353), позже признанный великим ханом Хубилаем (1261 г.). Джучиды не примирились с этими и постоянно пытались захватить страны Закавказья; между Джучидами и Хулагуидами происходили бесконечные войны, Хулагуиды носили титул илъхана, т. е. «хана племён», в значении улусного хана. Их царство охватывало Иран, Афганистан, страны Закавказья, Ирак Арабский и восточную часть Малой Азии. Орда (ставка) ильхана находилась в Южном Азербайджане. Ильханы вели кочевой образ жизни. Воюя с сильным мамлюкским султанатом Сирии и Египта и стремясь завоевать Сирию, ильханы заключили союз с крестоносцами, удерживавшими владения в Северной Сирии и остров Кипр. Но войны с султанами Египта были для ильханов неудачны.

Класс феодалов в государстве Хулагуидов состоял из нескольких групп: военнокочевой (монгольской, тюркской и курдской) знати, местного чиновничества, духовенства и местных оседлых (провинциальных) землевладельцев. При первых шести ильханах, когда политически руководящей силой была военно-феодальная знать кочевых монгольских и тюркских племён, эксплуатация оседлых крестьян, не ограниченная патриархальными обычаями, как это было в среде кочевых племён, приняла особо жестокий характер. Во многих областях крестьянам приходилось отдавать государству и землевладельцам до 80 % урожая.

Персидский историк Рашид-ад-дин (начало XIV в.) рассказывает, что одни и те же налоги взимались по нескольку раз в год, и крестьяне, не имея возможности платить повторно, убегали, бросая деревни и дома. Те, кто оставался в деревнях, нарочно держали свои дома в полуразрушенном состоянии, чтобы избавиться от сборщиков податей и тяжёлого постоя военных чинов и юнцов. Но и это не всегда помогало. «Когда сборщики, — говорит Рашид-ад-дин, — отправлялись по околоткам, они отыскивали какого-нибудь мерзавца, знавшего дома, и по его указанию извлекали людей из углов, подвалов, садов и развалин. Если не могли захватить мужчин, то забирали их жён, гнали их, как стадо овец, перед собой из околотка в околоток и приводили к налоговым чиновникам. Те подвешивали их за ноги на верёвке и избивали; стенания и жалобы женщин поднимались до небес».

О масштабах упадка сельского хозяйства и городской жизни в Иране можно судить, сравнивая некоторые цифровые данные географов начала ХIII в. и 40-х годов XIV в. В округе Хамадана в начале XIII в. было 660 селении, а в 1340 г. — только 212, в скруге Исфераина число селений уменьшилось с 451 до 50; в округе Бейхака — с 321 до 40 и т. д. Географ Хамдаллах Казвини говорит, что многие прежние города превратились в деревин. В связи с упадком товарного производства в Иране и соседних странах в XIII в. ведущую роль стала играть рента продуктами. Барщинного господского хозяйства феодалы в странах Передней и Средней Азии по-прежнему, как правило, не вели. При монгольском владычестве в источниках впервые после VIII в. появляются известия о прикреплении крестьян к земле.

Народные движения в Иране в XIII в.

Крестьяне отвечали на огромный рост феодальной ренты, крепостническую политику, произвол и гнёт завоевателей восстаниями. В 1265 г. в Фарсе под предводительством сейида ( Сейид — по-арабски «господин» — титул потомков пророка Мухаммеда.) Шереф-ад-дина произошло грандиозное народное движение, жестоко подавлеыное ханской властью. В 1291 г. вспыхнуло восстание иранского кочевого племени луров, занявших город Исфахан. В 80—90-х годах XIII в. широкие размеры приняло крестьянское повстанческое движение в Иране и Азербайджане. Отряды из беглых крестьян и рабов, городской бедноты и обедневших курдских, лурских и даже монгольских кочевников, укрывавшиеся в горах, ущельях и лесах, действовали повсюду. Восставшие нападали на усадьбы и ставки эмиров, а также на караваны. В каждом селении и в каждом кочевье у восставших были друзья. Народ сочувствовал им, укрывал и прославлял их, а если кого-нибудь из них ловили и вели казнить, народ роптал, заявляя: «Как можно казнить такого героя!».

В 1303 г. сектанты, которых Рашид-ад-дин называет маздакитами, но которые сами выдавали себя за дервишеский орден, пытались поднять восстание, но их планы были раскрыты, а главари арестованы. Казвини также сообщает (1340 г.) о существовании в Северном Иране (в округе Рудбар) тайной общины, которая была «сродни маздакитам». Но едва ли маздакитство в XIV в. могло сохраниться как религиозная система. Вероятно, названные авторы, говоря о маздакитах, имели в виду только социальную программу древних маздакитов, которая заключалась в передаче всех земель сельским общинам и установлении социального равенства.

Реформы Газан-хана

Тяжёлое хозяйственное состояние Ирана и Азербайджана побудило правительство Газан-хана (1295—1304) изменить внутреннюю политику, сблизиться с мусульманской духовной и чиновной местной (персидской, таджикской и азербайджанской) оседлой знатью, чтобы обеспечить ее поддержку, и в этих целях принять ислам и сделать его вновь государственной религией (первые ильханы были «язычниками», т. е. шаманистами, хотя покровительствовали христианам и буддистам).

Был проведён ряд реформ, в основном по инициативе упомянутого уже выше учёного — историка и медика Рашид-ад-дина, бывшего с 1298 г. везиром у Газан-хана. Руководящая политическая роль на время перешла от монголо-тюркской военно-кочевой знати к местной оседлой служилой знати, политическую программу которой и выражал Рашид-ад-дин. Были установлены точные размеры поземельной подати и определены сроки уплаты её. Всякие произвольные поборы запрещались. Запрещался постой военных и гражданских чинов в домах райятов (крестьян и горожан). Во многих Городах была отменена тамга — тяжёлый налог на ремесло и торговлю, впервые введенный монгольскими ханами; в других городах этот налог был уменьшен наполовину. Восстанавливалась чеканка серебряной монеты. Запустевшие и заброшенные земли были отданы на льготных условиях землевладельцам обязательством заселить и обработать их. Переводились на оброк работавшие в казённых мастерских (карханэ) ремесленники-рабы, ранее получавшие только скудный паёк. Реформы ограничили также произвол чиновников и кочевой знати. Были проведены широкие оросительные работы.

Но законодательство Газан-хана подтвердило прикрепление крестьян к земле и запрещение права перехода, существовавшее со времён Чингис-хана. Был установлен 30-летний срок для сыска беглых крестьян. Подати, хотя и строго фиксированные, всё же оставались ещё очень высокими. В Хузистане, например, с крестьян государственных (диванских) земель взимали в казну 60 % их валового дохода. Газан-хан суровыми мерами подавлял крестьянские антифеодальные движения.

Феодальные отношения в государстве Хулагуидов. Его распад

После монгольского завоевания произошло перераспределение земельного фонда. Множество земель, принадлежавших местной знати, с прикреплёнными к ним крестьянами перешло сначала в казну, а затем (к началу XIV в.) в руки к монголо-тюркской военно-кочевой знати, на правах икта или мулька, а также к мусульманским религиозным учреждениям. Огромными были размеры земель ильханской фамилии (инджу).

По прямому требованию монгольской кочевой знати в 1303 г. был издан указ о наделении икта всех без исключения монголов, нёсших военную службу в феодальном ополчении. Под икта были отведены целые округа, отдаваемые в лен «тысяцким эмирам», т. е. главам племенных подразделений монголов, поставлявших ополчения номинально до тысячи человек (а на деле обычно меньше). Тысяцкий эмир делил путём жеребьёвки доставшийся ему округ между сотенными эмирами, те — между десятскими эмирами, а последние — между рядовыми воинами-ленниками, каждый из которых получал небольшой надел (одно селение или часть его) с прикреплёнными крестьянами. Наследственность икта была подтверждена официально. Владельцы икта получили право налогового иммунитета. Налоговый иммунитет как льгота предоставлялся также некоторым собственникам мульковых земель и всем владельцам земель мусульманских религиозных учреждений.

XIII и первая половина XIV в. были периодом дальнейшего роста феодальной земельной собственности и развития феодальной иерархии и иммунитета. Происходил процесс концентрации земель в руках знати, отнимавшей земли у мелких феодалов то путём прямого насилия и захвата, то путём судебных процессов. О размерах крупной феодальной земельной собственности можно судить хотя бы по завещанию Рашид-ад-дина. Согласно этому завещанию Рашид-ад-дину в государстве Хулагуидов принадлежало 12 700 федданов (Феддан (по-арабски; персидский синоним джуфт}: а) упряжка волов, б) участок, обрабатываемый в течение сезона упряжкой волов, — мера земли разного размера для разных местностей, в среднем 6—1 га; к феддану прикреплялось от 3 до 6 и более семейств крестьян. ) орошённых пахотных земель, а кроме того, 39 тыс. финиковых пальм, множество садов (только в двух из них близ Тебриза работало 1 200 рабов), 30 тыс. лошадей, 250 тыс. баранов, 10 тыс. верблюдов, не считая денежных средств и земель, ещё при жизни выделенных Рашид-ад-дином своим 14 сыновьям и 4 дочерям. Собственные имения Газан-хана составляли 20 тыс. федданов земли.

Проведённые при Газан-хане реформы могли лишь несколько задержать, но не могли предотвратить политический распад государства Хулагуидов. Экономика Ирана и после этих реформ далеко не достигла того уровня, на каком она находилась вначале XIII в. Упадок городов и товарного производства, ослабление хозяйственных связей между областями, распространение икта способствовали дальнейшему росту феодальной раздробленности. После смерти ильхана АбуСаида (1335г.) государство Хулагуидов сделалось ареной феодальных междоусобных войн. Политический распад его закончился к 1353 г. В Иране сложился ряд независимых феодальных государст. Самым сильным из них было государство Джелаиридов (династия монгольского происхождения) в Ираке, Южном Азербайджане, Армении и Западном Иране.

Народно-освободительные движения в XIV в. Восстание сербедаров в Хорасане

Большую роль в распаде государства Хулагуидов сыграли народные восстания. Главной движущей силой этих восстаний в Иране были крестьяне и ремесленники. Сначала народные массы выступали вместе с иранскими мелкими феодальными землевладельцами; целью тех и других было свержение ига монгольской военно-кочевой знати. Когда это в ряде мест было достигнуто, там развернулась борьба между мелкими феодалами, добивавшимися только устранения господства монголо-тюркской кочевой знати, и крестьянами и ремесленниками, боровшимися против феодальной эксплуатации.

Идеологической оболочкой этих движений было шиитское сектантство в сочетании с некоторыми течениями мусульманского суфизма. В шиизме народные массы больше всего привлекало учение о втором пришествии двенадцатого имама — Махдия, своего рода мессии, который мыслился как избавитель от нужды, горя и угнетения, от тирании и насилия. Суфизм опирался на дервишеские ордены или братства; некоторые из них были тесно связаны с ремесленными цехами, самая организация которых строилась по типу дервишеских братств. Нередко суфийская форма выражения идей, допускавшая аллегории и различное толкование принятой в суфизме терминологии, служила только прикрытием для религиозного вольномыслия, вплоть до атеизма, и для учения об уравнении имуществ и общем владении землёй.

Из народно-освободительных движений XIV в. наибольшее историческое значение имело так называемое сербедарское движение, начавшееся в Хорасане и направленное против монгольской кочевой знати и присоединившейся к ней местной феодальной верхушки. Идеологом движения был шейх Халифэ, шиит, проповедовавший в городе Себзеваре в форме суфийских поучений «мирские дела», а именно призывавший народ к восстанию против монгольской и примкнувшей к ней местной знати. Халифэ стал жертвой убийц, подосланных местным суннитским духовенством (1335 г.). Но его проповедь продолжил в разных городах Хорасана его ученик, шейх Хасан Джури, по происхождению крестьянин. Эти шейхи придали организации своих последователей форму дервишеского ордена. Каждый вступивший в орден приносил присягу, обязываясь держать наготове оружие и выступить по первому призыву. Хорасанская кочевая знать приказала схватить Хасана Джури и заключить его в тюрьму.

Весной 1337 г. (по другим данным — ещё в 1336 г.) вспыхнуло восстание в селении Баштин, близ Себзевара, где крестьяне убили явившегося к ним на постой монгольского чиновника. По рассказу не дошедшего до нас источника — анонимной «Истории сербедаров», переданному историком начала XV в. Хафиз-и Абру, на сходке восставшие крестьяне говорили: «Люди, ставшие властителями, творят много насилий. Если бог всевышний дарует нам помощь, мы уничтожим тиранию и устраним тиранов, а если нет, то пусть наши головы будут на виселице, но терпеть насилие и тиранию мы не будем». Так объясняют источники персидское название «сербедары», т. е. «висельники», «отчаянные», полученное восставшими.

Сперва сербедары вели партизанскую войну. Но вскоре восстание разрослось; к нему, кроме массы крестьян, ремесленников и городской бедноты, примкнули также местные мелкие землевладельцы. Восставшие взяли Себзевар, который стал столицей вновь возникшего Сербедарского государства. Сербедарское войско разбило наголову три ополчения монголо-тюркской военно-кочевой знати, освободив от её власти важный город Нишапур и весь Западный Хорасан. К 1344 г. Сербедарское государство охватывало территорию в 550 км в длину и 200 км в ширину. К середине 50-х годов XIV в. Сербедарское государство было ещё более расширено в результате присоединения района городов Туса и Мешхеда на востоке и областей Гурган и Кумис на западе.

Последний монгольский ильхан Тугай-Тимур-хан, кочевавший в Гургане, у юго-восточного берега Каспийского моря, пригласил сербедарских вождей к себе в орду Якобы для заключения мирного договора, рассчитывая напоить их и схватить во время лира. Сербедарский правитель Яхья Керраби прибыл в орду с 300 (по другим данным, с 1000) сербедарами. Узнав о замысле ильхана, сербедары решили опередить его. На пиру в орде, в большом ильханском шатре, когда стали разносить чаши с вином, Яхья положил руку на голову. По этому условному знаку один из сербедаров вытащил из-за голенища сапога нож и убил ильхана, другие сербедары бросились на монголов с обнажёнными саблями. Воины ильхана были частью перебиты, частью бежали, охваченные паникой. Ильханская орда была уничтожена (1353 г.).

Сербедарское государство просуществовало с 1337 по 1381 г. В нём всё время происходила борьба между умеренным течением, опиравшимся на местных мелких землевладельцев, и течением, представленным дервишами ордена шейхов Халифэ и Хасана Джури, опиравшимся на ремесленников и беднейших крестьян и отстаивавшим учение об уравнении имуществ. Борьба между этими течениями проявлялась, между прочим, в частых переворотах и в смене правителей (эмиров). И хотя чаше правили эмиры из мелких землевладельцев, но давление со стороны ремесленников и крестьян вынуждало их к значительным уступкам.

Так, в Сербедарском государстве крестьяне отдавали всего 3/10 урожая (натурой), а сверх того с них не требовали «ни одного динара». Правитель, его приближённые, чиновники и нукеры (военные слуги) — все одевались в одинаковые простые одежды из шерсти или верблюжьего волоса. Войско, точнее ополчение, состояло из крестьян и мелких землевладельцев; последних источники называют «сербедарской знатью». В списках ополчения числилось сперва 12, потом 18, наконец, 22 тыс. человек; все они получали жалованье от государства, чаще натурой — шёлком-сырцом. При доме правителя ежедневно устраивалась общая трапеза для всех желающих. Сербедарские воины прославились как исключительные храбрецы. Они стремились к тому, чтобы, по словам одного поэта, «из страха перед копьями сербедаров до страшного суда ни один тюрк (кочевник) не смел бы разбивать своего шатра в Иране». Сербедарами были проведены большие работы по восстановлению каризов.

Народно-освободительные движения в других областях Ирана в XIV в.

Восстание в Мазендеране (1350 г.), именуемое сейидским (руководителем его был сейид Кавам-ад-дин Мараши), привело к образованию здесь так называемого Сейидского государства с центром в городе Амуле (1350—1392). По своему социальному составу и идеологии мазендеранское движение ничем не отличалось от хорасанского движения сербедаров. И здесь освободительное движение против монгольского ига переросло в борьбу крестьян и ремесленников против местных феодалов, проходило под лозунгами социального равенства и уравнительного распределения предметов потребления.

В 1365 г. произошло восстание сербедаров в районе Самарканда. Подобное же движение развернулось и в Гиляне, в восточной части которого в 1370 г. образовалось ещё одно сейидское государство с центром в городе Лахиджане. Пропаганда сербедаров распространилась далеко за пределы Хорасана. В 1373 г. произошло сербедарское восстание в городе Кермане. Многие из владельцев икта и высшего духовенства были казнены или заключены в тюрьму, их земли и имущество конфискованы. Восстание было подавлено после девятимесячной осады Кермана феодальным ополчением.

Иран под владычеством Тимура и Тимуридов

Образование империи Тимура в Средней Азии (1370 г.) имело непосредственное значение и для Ирана. Завоевание Ирана войсками Тимура было начато в 1381 г. и закончено к 1393 г. В 1381 г. войска Тимура заняли Себзевар и уничтожили Сербедарское государство. Новое восстание сербедаров в Себзеваре в 1383 г. было усмирено Тимуром с крайней жестокостью. В 1387 г. войска Тимура подавили народное восстание в Исфахане, вспыхнувшее под предводительством одного молодою Кузнеца, а в 1392 г. разгромили народное движение в Мазендеране. Жестоко расправляясь с восставшими крестьянами и ремесленниками, Тимур получал поддержку со стороны части крупных феодалов Ирана, особенно здешней монголо-тюркской кочевой знати, которая не могла справиться своими силами с народными восстаниями.

Преемник Тимура, султан Шахрух (1405—1447), управляя сам Хорасаном, отдал Среднюю Азию в удел своему сыну Улугбску. Другим сыновьям и внукам Шахруха были выделены уделы в Западном Иране. Шахрух старался опираться на персидского и таджикскую чиновную знать и на мусульманское духовенство. Правительство Шахруха отказалось от новых завоеваний, с трудом поддерживая военно-административное единство уделов государства Тимуридов. Шахруху приходилось то и дело подавлять феодальные мятежи, нередко организуемые самими тимуридскими царевичами.

Боясь народных движений, правительство Шахруха вернулось к принятой в своё время Газан-ханом политике точной фиксации феодальной ренты. Но сделанные Шахрухом уступки крестьянству были лишь полумерами и не могли в корне изменить тяжёлого положения угнетённых народных масс. В первой половине XV в. в Иране вновь вспыхнули народные движения.

Народные движения в XV в.

Уже в 1405 г. произошло новое восстание сербедаров в Себзеваре, подавленное лишь с большим трудом. В 1406 г. произошло народное восстание в Мазендеране. В XV в. руководящая роль в народных движениях перешла к ремесленникам. Среди ремесленников и городской интеллигенции Ирана и Азербайджана широкое распространение получила шиитская секта хуруфитов. Хуруфиты развивали учение об общности имуществ и всеобщем социальном равенстве. Близкий к хуруфитам поэт-суфий Касим-и Анвар среди своих учеников, организованных в общину по типу дервишеского братства, ввёл общую трапезу и общее владение имуществом. Тайные организации хуруфитов боролись против господства феодальной знати. Особенно враждебно хуруфиты относились к Тимуридскому государству, в котором они видели царство даджжаля (антихриста).

В 1441—1442 гг. произошло крупное народное восстание в Хузистане. Во главе его стал сейид Мухаммед, по прозванию Мушаша («Лучезарный»), основатель одной из шиитских сект, проповедовавший скорое пришествие махдия (мессии) и называвший себя его предтечей. Восставших крестьян, ремесленников и беднейших арабских кочевников собралось до 10 тыс. человек; они называли себя фидаями, т. е. обрёкшими себя на смерть в борьбе за своё дело. Они уничтожили династию местного властителя, перебили феодальную знать и высшее суннитское духовенство и разбили наголову выступившее против них большое феодальное ополчение из Фарса. Восстание было подавлено одним из царевичей династии Кара Коюнлу, правившей в Азербайджане и Западном Иране. Но через несколько лет Мушаша вернулся, восстание снова вспыхнуло и завершилось созданием небольшого государства, похожего на Сербедарское, в районе города Хувейзы и в Хузистане. Оно просуществовало до начала XVI в. Руководители движения, завладев землями, отнятыми у прежних властителей, вскоре сами превратились в феодалов.

Народные движения XIV—XV вв. не прошли бесследно. Борьба народных масс против феодалов, роста феодальной ренты и жестоких порядков, установленных монгольскими завоевателями, имела исторически прогрессивное значение.

Государства Ирана во второй половине XV в.

В период 1410—1468 гг. в Южном Азербайджане, Армении, Курдистане и Ираке Арабском сложилось государство тюркских (огузских) кочевников Кара Коюнлу. В верховьях Тигра и Евфрата сложилось другое такое же государство тюркских (огузских) кочевников — Ак Коюнлу (Кара Коюнлу (чернобаранные) и Ак Коюнлу (белобаранные) — названия (по изображениям на знамени) двух объединений кочевых племён тюрок-огузов XIV—XV вв. Теми же именами обозначались созданные ими государства и правившие в них династии.). В 1467 — 1468гг. войска Ак Коюнлу разгромили государство Кара Коюнлу и овладели Южным Азербайджаном, Арменией, Ираком Арабским и Западным Ираном. Столицей государства Кара Коюнлу, а потом Ак Коюнлу был Тебриз, крупнейший хозяйственный и культурный центр всего Среднего Востока в XIII—XV вв. Хорасан оставался под властью Тимуридов.

Султану Узун Хасану (1453—1478), правителю Ак Коюнлу, пришлось вести упорную борьбу с военной экспансией османской Турции. Стремясь найти в этой борьбе поддержку, Узун Хасан заключил тесный союз с Венецией, но потерпел от османских турок сильное поражение при Терджане на Евфрате, главным образом из-за недостатка артиллерии. Побывавшие при дворе Узун Хасана венецианские послы — Катерино Зено, Иосафат Барбаро, Амвросий Контарини — оставили ценные описания Ирана и соседних стран. При дворе Узун Хасана побывал в качестве посла русского великого князя Ивана III итальянец Марко Россо, пытавшийся договориться с Узун Ха-саном о военном союзе против Золотой Орды.

Феодальные отношения в XIV—XV вв.

Все государства Ирана XIV—XV вв. были лишь военно-административными объединениями крупных и мелких феодальных владений. Феодальная раздробленность в эти столетия ещё больше усилилась, а военно-ленная система достигла наибольшего развития. Самой развитой формой военного лена (феода) был союргал (с середины XIV в.) — наследственное пожалование, пользовавшееся как налоговым, так и судебным и административным иммунитетом. Но наряду с ним продолжал существовать и мульк, не связанный со службой государству; многие мульки теперь также пользовались правом налогового иммунитета. Иммунитет налоговый и судебный предоставлялся и многим вакфным (церковным) землям. Распространение иммунитета в государствах Тимуридов и Ак Коюнлу ослабляло центральную власть, которая лишалась податных сборов и передавала верховенство в суде и военном деле целиком в руки местных феодальных владетелей. В то же время получил большое распространенно институт тарханов, т. е. феодалов, располагавших, кроме иммунитета, личной свободой от судебной ответственности (до 9 проступков) и другими привилегиями.

К концу XV в. в связи с подавлением народных движений в Иране наблюдался новый рост феодальной эксплуатации крестьянства. В одном из указов перечислено 27, в другом 31, в третьем 15 названий различных лежавших на крестьянах податей и повинностей, составлявших в совокупности феодальную ренту, права на которую постепенно переходили от казны к отдельным феодалам в результате предоставления им права иммунитета. Феодальное общество Ирана всё больше приобретало черты отсталости (упадок земледелия, обнищание крестьянства и т. д.). Кочевая знать, являвшаяся наиболее хищным и жестоким эксплуататором сидевших на её землях крестьян, установила для них режим полного бесправия. Размеры феодальной ренты (в основном продуктовой) колебались в разных местах от 15 до 80% урожая. Площадь обработанных земель сократилась. Города приходили в упадок. Население крупнейшего города Исфахана уменьшилось до 50 тыс. жителей.

Культура Ирана в XIII — XV вв.

Монгольское завоевание отразилось на культурной жизни Ирана неблагоприятно. Однако монгольские ильханы охотно брали на службу учёных, врачей, математиков, которых они использовали в финансовом ведомстве, и астрономов, которых они делали придворными астрологами (звездочётами). От историков требовали восхвалять завоевания и деяния Чингис-хана и его потомков. При Хулагу-хане крупнейший математик и астроном Насир-ад-дин Туси (умер в 1277 г.) построил обсерваторию в Мараге с большой библиотекой. Здесь работали наряду с местными индийские и китайские астрономы.

Около 1260 г. Ата Мелик-и Джувейни создал на персидском языке большой исторический труд «Тарих-и джихангупай» («История миропокорителя», т. е. Чингисхана). Везир Газан-хана Рашид-ад-дин Фазлаллах Хамадани (1247—1318) составил не дошедшую до нас энциклопедию по естественным наукам, а вслед за тем написал на персидском языке большой исторический труд «Джами-ат-таварих» («Сборник летописей»). Первая часть его содержит историю монголов и созданных ими государств, в частности государства Хулагуидов, вторая часть — историю всех известных тогда народов, от франков на Западе до китайцев на Востоке, написанную в сотрудничестве со знатоками языков разных народов и их истории. Для составления этого труда Рашид-ад-дин приобрёл, между прочим, при посредстве венецианских купцов ряд латинских рукописных сочинений по истории стран Западной Европы. Труд Рашид-ад-дина изобилует этнографическим и экономическим материалом. Важное значение имеют также исторический труд Вассафа (начало XIV в.) и труды Хамдаллаха Казвини — исторический (1330 г.) и географический (1340 г.), содержащий подробное описание государства Хулагуидов.

В Ширазе родился и провёл ранние и поздние годы жизни гениальный персидский поэт Муслих-ад-дин Саади (1184—1291). Он прожил бурную жизнь, много странствовал, побывал в плену у индусов в Гуджарате и в рабстве у крестоносцев в Сирии. Сзади — тонкий мастер стиха, автор всемирно известны сборников дидактических рассказов «Гулисаан» («Цветник») и «Бустан» («Плодовый сад»), четырех сборников газелей (лирических стихотворений), элегии на взятие Багдада Хулагу-ханом и др. В своих произгедениях он показал тёмные стороны феодального общества и его морали.

Одним из величайших персидских поэтов, отразившим в своих произведениях чувства и настроения горожан, являлся Хафиз (около 1300—1389), живший в Ширазе и умерший там же в нищете Диван (собрание стихов) Хафиза отличается несравненным мастерством формы и тонким лирическим чувством. Тематика его стихов — красота и любовь, свобода чувств, цветы, вино, радости жизни, страдание неразделенной любви, скорбь об унижении человека, обличение ханжества и лицемерной официальной морали. Любовные газели Хафиза ревнители мусульманства пытались истолковать как аллегории «мистической любви к богу», но эти попытки не имеют оснований.

Народная, антифеодальная тенденция в персидской поэзии представлена крупным поэтом, участником сербедарского движения Ибн-и Ямином (умер в 1368 г.) и Убейд-и Закани (умер в 1370 г.), гневно обличавшим в своих сатирах («Этика аристократии» и др.) растленные нравы и паразитизм феодальной знати, ханжество и лицемерие духовенства. В творчестве Закани выступают атеистические мотивы. Его перу принадлежит аллегорическая поэма о народном восстании против феодалов, где изображается восстание мышей против угнетавших и пожиравших их длинношёрстных котов. В творчестве крупного поэта XV в Касим-и Анвара отразились хуруфитские уравнительные тенденции.

Ужасы монгольских нашествий, беспросветный гнет завоевателей благоприятствовали росту влияния суфизма с его проповедью «бегства от мира», ухода к аскетизму и замкнутой созерцательной жизни. Крупнейшим из мистических поэтов был Джелал-ад-дин Руми (1207—1273), живший в Малой Азии, но создававший свои произведения на персидском языке. В стихах Руми мистицизм и пантеизм переплетаются с гуманистической проповедью свободы мысли, широкой веротерпимости и протестом против угнетения человека человеком. Суфийские взгляды излагали в стихах поэты Шабистари (XIV в.), Аухади (ХIV в.) и особенно Магриби (умер в 1406г.). Эти взгляды отразились также в творчестве великого поэта таджиков и персов — Джами (XV в.).

Из памятников архитектуры XIII—XV вв. следует отметить мавзолей в Хамадане Гумбад-и Алавийан («Купол Алидов») с великолепной декоративной резьбой по кирпичу и штуку (возможно, XIII в.), купольный мавзолей-мечеть Ольджайту-хана в Султании (XIV в.), мечеть в Верамине (XIV в.), мечеть Гаухар Шад в Мешхеде (XV в.) и мечеть Намазгах в Герате (XV в.). Все они богато декорированы мозаикой из разноцветных глазурованных и люстровых плиток. Следует отметить изящные михрабы (Михраб — полукруглая или многогранная ниша в мусульманских мечетях, обращённая к Мекке; соответствует алтарной абсиде в христианских церквах.) XIV в. с высокохудожественной фаянсовой и люстровой мозаикой.

Развивалось в Иране и искусство каллиграфии и миниатюры. Особенно славилась Гератская школа художников-миниатюристов XV в., сыгравшая большую роль в развитии искусства миниатюры также и в Средней Азии. Талантливейшим мастером этой школы был Бехзад. Произведения художественного ремесла — фаянсовые изделия, бронзовые изделия с инкрустациями из золота и серебра, расписные шёлковые ткани с серебряными и золотыми нитями, парча, шёлковые и шерстяные ковры отличались высокими качествами.


Всемирная история. Энциклопедия. — М.: Государственное издательство политической литературы. . 1956—1565.

Смотреть что такое "Иран под владычеством монгольских завоевателей" в других словарях:


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»